Сайт Виталия Коваленко

Главная | Регистрация | Вход
Понедельник, 23.10.2017, 12:23
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Виталий 
Форум » Основной » Книжный клуб » Архиеп Иоанн (Шаховской). "Московский разговор о бессмертии" (Нью-Иорк, 1972)
Архиеп Иоанн (Шаховской). "Московский разговор о бессмертии"
ВиталийДата: Пятница, 04.03.2011, 19:53 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 241
Репутация: 0
Статус: Offline
О ПОЭЗИИ

Поэзия есть искание и нахождение высшей жизни, доступной чело-веку. В московской «Литературной газете» поэт Николай Рыленков назвал поэзию «звонким чудом». Если поэзия не рифмоплетство (а оно нередко им бывает), конечно, поэзия есть чудо. Но его не надо называть ни звонким, ни громким. Она есть тихое чудо, возникающее в глубинах истинного поэта и истинного читателя. Тот и другой должны быть истинными.
Молитва есть самооткровение души, а поэзия есть истончение души, тоже преодолевающее земную ограниченность. Оттого поэзию нельзя делать средством для чего-либо. Вынуждаемая быть «средством», поэзия становится явлением именно «звонким», т. е. лишенным тишины высшего бытия, которое всегда лежит в глубине поэзии.
Лишенная тишины, поэзия погибает, как перуанская лама, которую ударил погонщик. Жители перуанских высот знают, что эту кроткую ламу нельзя бить. И поэзию нельзя неволить, толкать, тормошить, делать средством. Пользоваться поэзией ни для чего нельзя, как нельзя делать «фунтики» для семечек из полотен Рафаэля. Но нередко в истории поэзию, как и религию, обращали в «фунтик», куда ссыпали что угодно. Поэзию обращали в трубу и барабан. Поэтов впрягали в социальные и политические производства. Тогда поэзия погибала, т. к. она есть высшее цветение человека в мире, и не всегда ей нужны рифмы, и она может обходиться без бумаги.
Поэт «милостью Божьей» имеет власть превращать воду человече¬ских слов в вино, а это вино обращать в кровь Слова. Таково высшее назначение поэзии, ее смысл евхаристический. Поэзия есть возвращение человека к началу вещей.
Поэзия есть гимнологическое преодоление всех стершихся силло-гизмов и словесных обозначений, переставших открывать мир. Поэзия по-новому открывает слова, вскрывает их, встречает их уже в новом мире. Она есть открытие вещей и их сокрытие. Она не может иметь служебных задач, что-то доказывать или провозглашать. В ней является само бытие, которое более ценно, чем все то, что может быть им выражено. Она есть перископ, выдвинутый из этого мира, рентген и радар, лазерный луч, тончайшая и острейшая стрела духа, проходящая чрез все предметы мира, не убивая их, а оживляя.
Проза говорит о бытии. Поэзия есть это бытие, открывающееся человеку. Когда человек скитается вдали от истины, мир становится для него запыленным и пылеобразным. Мир человека надо непрестанно проветривать, иначе в нем можно задохнуться. В нем задыхаются люди. Доставлять чистый воздух горнего мира человеку дано молитве. И молитва поручает поэзии быть ее помощницей.
«Культурная революция» и «социалистический реализм», и прочая абстрактность пытаются в наши дни увековечить пылеобразный, фантасмагорический мир и сделать человека соотвественным ему. Марк основал свою теорию на (невыводимых, конечно, из «материи») этических идеях отчуждения человека и его эксплуатации. Но эксплуатация и отчуждение личности — явления гораздо более глубокие и онтологические, чем мир экономических интересов и хозяйственных отношений. Отчуждение и эксплуатация человека наиболее выражаются в его демонизации. Маркс насаждает ее своей неморальной эксплуатацией моральной идеи эксплуатации, отчуждая человека от ценностей духа и истины. Среди разных форм отчуждения (расовой, классовой, государственной, экономической, партийной) самая бесчеловечная и наиболее демоническая есть эксплуатация самой идеи «эксплуатации», демагогическая эксплуатация самих понятий добра, правды (напр., издание «Правды») и справедливости для насаждения несправедливости. Наиболее же бесчеловечной является эксплуатация вдохновения.
Псевдоцерковные и государственные люди прошлого эксплуатировали иногда религию в нерелигиозных целях. В еще большей степени современные партийные органы и системы, опираясь на государственного Левиафана, пытаются эксплуатировать поэзию для достижения целей, далеких от поэзии.
Как молящийся человек бывает ниже своей молитвы, так и истинный поэт остается всегда ниже своей поэзии. «И меж детей ничтожных мира быть может, всех ничтожней он».
Поэзия открывается слуху и труду. Тайну свою поэт не может открыть ни читателю, ни другому поэту. Тайна его слышания остается как окно, приоткрывшееся в земную невозможность.
 
ВиталийДата: Пятница, 04.03.2011, 19:54 | Сообщение # 17
Группа: Администраторы
Сообщений: 241
Репутация: 0
Статус: Offline
СВЕРХКЛАССОВАЯ ИСТИНА

На улице виа Ардеатина в Риме археологи открыли место погребения христианской семьи I века, Флавиев. Оно известно под названием катакомб Домитиллы. Флавия Домитилла, племянница императора Веспасиана, была замужем за двоюродным братом Веспасиана, Флавием Климентом, который был консулом около 95-го года.
В это время, когда еще был жив один из двенадцати апостолов Христовых, евангелист Иоанн, христианство уже вошло не только в низший, но в высший слой римского общества. Оттого писать про христианство, что оно есть явление «классовое», не приходится. Также нельзя говорить, что христианство в истории выражает-де попытку бедняков «компенсировать» свое трудное положение на земле мыслию о счастливой загробной жизни. Христова истина веры в бессмертную личность человеческую и в пришедшего к людям Живого Бога Творца, Который есть Любовь, очень нужна всем людям; и оттого-то, с самого своего возникновения в мире, эта великая истина стала «глаголом жечь сердца людей», стала влечь и захватывать людей самого различного социального поло¬жения и экономического уровня. Как ко Христу Спасителю, так и к Его Предтече Иоанну, крестившему народ при Иордане, тянулись люди всех социальных слоев, и бедные, и средние, и состоятельные. Определяющим моментом в сознании человечества стало совсем новое понятие бедности и новое понятие богатства. «Богатых в настоящем веке увещевай,— писал апостол Павел к Тимофею,— чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога Живого, дающего всем обильно для наслаждения» (I Тим. VI, 17). Как бедным людям, так и богатым, Слово Божие советует торопиться богатеть добрыми делами и приобретать себе сокровище, не оскудевающее на небесах, которое ни вор не может украсть, ни тление не может коснуться, и которого никакая смерть не одолеет.
Римские катакомбы и подтверждают эту универсальность и сверхклассовую сущность Евангелия. Евангельская истина освободила человека и человечество от всей ограниченности и связанности чем-либо второстепенным, не экзистенциальным. Правда Христова, как вода, воздух и солнце, нужна всем людям.
Ко Христу Спасителю, к свету евангельскому, засиявшему во тьме этого мира, сразу же потянулось человечество, и тянутся до наших дней люди всякого материального состояния, разных национальностей и уровней культуры — те, в которых есть любовь к вечной Любви Божьей и жажда правды совершенной. Если бедных было в истории все-таки больше среди верующих христиан, то это в силу того, что бедных в мире больше, чем богатых, а также и в силу того, что богатым, по слову Спасителя, труднее войти в Царство Божие; многие из них бывают рабами своего богатства больше, чем бедные — рабами своей бедности.
Языческий историк I века говорит о Флавии Клименте, что он как консул, не пользовался в римском обществе особенным уважением. Почему? Потому что — «не был честолюбив». Бросавшие консулу Клименту такой упрек люди не понимали, что «не быть честолюбивым» звучит высокой похвалой для христианина. И можно понять, какое страдание несли эти первые христиане среди общества неверующего, не понимавшего... Но только их высокий пример, только их свет вера, жертвенность и мудрость могли возродить нравственно растленное общество. И этой нравственной своей правдой, святой, бескомпромиссной, связанной с жизнию, верой своей христиане привлекали людей ко Христу, одновременно возбуждая против себя гонения.
 
ВиталийДата: Пятница, 04.03.2011, 19:55 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 241
Репутация: 0
Статус: Offline
Дети консула Флавия Климента и Домитиллы тоже были христианами. Желая сделать их своими наследниками, император Домициан даже переменил их имена на Веспасиана и Домициана. Но не было воли Божьей на то, чтобы Христова вера вошла в мир с царским величием. Оно должно было показать миру, что опирается не на меч земной, не на политику цезарей, не на блеск трона, но только на Божью правду и на веру тех людей, в сердцах которых засиял Божий Свет. Консул Флавий Климент не спасся своим родством с императором и стал мучеником. В «безбожии» была обвинена и переставшая верить в мифических казенных богов Рима и его жена, Флавия Домитилла, дочь сестры Климента, сосланная за свою веру во Христа на остров Понда. Иероним рассказывает, что при нем (т. е. в конце IV и начале пятого века) паломники часто посещали на острове Понда жилище этой исповедницы. Семья мучеников Флавиев оставила в истории свою фамильную усыпальницу, которая расширилась и сделалась общественным кладбищем христиан.
В 1865 году археологические находки подтвердили, что христиане катакомбы Домитиллы на виа Ардеатина в Риме действительно своим началом имеют усыпальницу Флавиев I века. Открыт был и неизвестный дотоле вход в эти катакомбы, с фрагментами фресочной росписи в классическом стиле, что указывало на I век, эпоху Нерона; и потом была найдена у того же входа надпись: «Усыпальница Флавиев».
Как история, так и археология говорят о социально-смешанном составе христиан на заре христианства. Так было и так остается. Солнце с неба одинаково сияет на богатых и бедных, знатных и простых, - истина Божья одинаково озаряет душу человека, кем бы ни был человек, как бы ни назывался он в этой жизни земной, преходящей, как утренняя роса.

СНЫ

Целую треть своей жизни человек пребывает во сне. В младенческий период свой он спит гораздо больше половины жизни. Сон — образ смерти, пробуждение — воскресения. «Уснул, успокоился»,— говорят об умершем. И молятся люди о своей непостыдной, мирной кончине, уходе из земной жизни в полной умиротворенности, молитвенной богопреданности.
Наука пытается расшифровать природу сна, но она далека от объяснения этого феномена. Естественная наука может сказать лишь о некоторых, происходящих во время сна физиологических изменениях или химических процессах в теле, психиатрия и психотерапия стараются проникнуть в психические законы сновидений... Но все тут остается шатким, неясным.
Опыт духоведения — религиозный опыт — различает три рода сновидений, вернее, три подоплеки сновидческих. Первый род сновидений, наиболее распространенный,— суетные, пустые, как бы никчемные сны, ничего не значащие ни нравственно, ни умозрительно. Они являются, по-видимому, отражением в мозгу человека его повседневных тревог и забот. Но бывают сны и определенно духовно окрашенные либо некоей беспокойной, нехорошей духовной силой, либо умиротворяющей душу. Есть устрашающие сны, лишающие душу мира, отягощающие нас или нехорошо возбуждающие. И есть сны утешающие, нечто предвозвещающие — «с неба», от Бога, от светлых сил. Исторически засвидетельствованы пророческие сны. О них неоднократно говорит Библия; эти сны чудесно предупреждают человека, вдохновляют, просвещают, поучают и утешают. Реальность их совершенно бесспорна.
Пророк Иоиль сказал за несколько столетий до Рождества Христова о таких пророческих снах: «...и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения» (гл. II, стих. 28).
 
ВиталийДата: Пятница, 04.03.2011, 19:55 | Сообщение # 19
Группа: Администраторы
Сообщений: 241
Репутация: 0
Статус: Offline
Примеры пророческих светлых снов мы видим и в первой главе евангелия от Матфея. Иосиф, «будучи праведен и не желая огласить обрученной ему Марии, хотел тайно отпустить Её». И вот, как только он «помыслил это» (небу открыты наши мысли), «Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого. Родит же Сына и наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их»... Далее евангелие говорит, что чрез сон было возвещено Иосифу, как и мудрецам Востока, что они должны были сделать. И они послушались этих ярких откровений во сне. В Книге Деяний Апостолов, в 10-й главе, мы читаем об очень важном для понимания христианств символическом полусне, полувидении апостола Петра. Когда посланные от римского сотника Корнилия шли к апостолу Петру в Иоппию и уж приблизились к тому городу, где был апостол, сам апостол Петр — «около шестого часа», взойдя на верх дома помолиться, — «видит отверстое небо и сходящий к нему некоторый сосуд, как бы большое полотно, привязанное за четыре угла и опускаемое на землю; в нем находились всякие четвероногие земные звери, пресмыкающиеся и птицы небесные».. Из этого (и из дальнейшего) апостол Петр ясно понял, что язычники римляне, его искавшие, были посланы к нему от Бога, и он принял их без сомнения. После разговора с посланными от Корнилия апостол Петр сказал знаменательные слова: «Истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему». Здесь открылась чрезвычайно важная для спасения всего человечества воля Божия об апостолах, о том, что им надо идти с проповедью ко всем народам мира.
Человек может подняться над своей первичной физической и психической реальностью, к реальности высшей, к опыту пророческих видений и сновидений.
В автобиографии своей, опубликованной в Париже, известный ученый, хирург Советского Союза, архиепископ Симферопольский Лука Войно-Ясенецкий рассказывает, как после призвания своего на служение Церкви и посвящения во епископы он был приведен в город Енисейск и служил там. Вот что он сообщает: «Все священники этого города, сверкавшего множеством церквей, и все священники областного центра Красноярска уже были живоцерковниками и обновленцами. Богослужения я должен был поэтому совершать с тремя сопровождавшими меня священниками в своей квартире. И вот однажды, когда я вошел в зал, чтобы начать Литургию, я увидел стоявшего у входной двери пожилого монаха. Глядя на меня, он точно остолбенел и даже не поклонился мне. Вот почему это с ним случилось: православные люди города Красноярска, не хотевшие молиться со своими неверными священниками, избрали этого монаха и послали в город Минусинск, к югу от Красноярска, к жившему там православному епископу для рукоположения в иеро¬монахи. Но какая-то неведомая сила привлекла его не на юг, но на север, в Енисейск, где жил я. Он рассказал, почему так остолбенел, увидев меня: десять лет тому назад, когда я еще жил в Средней России, он видел сон: ему снилось, что неведомый ему архиерей рукоположил его в сан иеромонаха. Увидев меня, он узнал этого архиерея. Итак, уж десять лет тому назад, когда я был только хирургом Переславль-Залесской больницы, я уже числился архиереем у Бога».
Таких примеров личных откровений человеку во сне можно было бы привести много. Доктор медицины Поль Турнье, современный швейцарский мыслитель, автор книги «Медицина и Личность», говорит о природе этих феноменов в связи с учением психологов Цюрихской школы К. Юнга и Мэдера: «Фрейд и его ученики, следуя чисто механическому и причинному пониманию души, видят в снах лишь «пульсирование инстинкта» и выражение «подавленного желания». Для школы Мэдера, наоборот, сон является «выражением состояния живой личности того, кто видит сны». Усвоив это разделение, Карл Юнг, в своих многочисленных рабо¬тах, показывает, что именно этот подход ведет нас к истинному понима¬нию образа души».
«Работы Цюрихской школы открыли науке новые горизонты, и взгляды фрейдистов нам кажутся односторонними,— говорит Турнье.— Любой сон можно рассматривать как по теории Фрейда, так и по теории Юнга». Доктор Турнье приводит такой пример: «Некоторые автомобили движутся мотором чрез посредство передних колес, другие — колес задних». «Влияние на личность наших животных инстинктов, по теории Фрейда, это есть движение «задних колес» нашей души; а духовные стремления, возникающие по теории Карла Юнга,— это движение человеческой души посредством «передних колес».
Душа человека является тем мотором, который приводит в движение все четыре колеса одновременно,— душой приводятся в движение и низшие инстинкты, замеченные Фрейдом, и высшие силы духа, на которые указывает Юнг. Действующий в природе нашей инстинкт может перейти в духовную интуицию и передать человеку высший нравственный зов, научить человека воле Божьей, призванию бессмертия.
 
ВиталийДата: Пятница, 04.03.2011, 19:56 | Сообщение # 20
Группа: Администраторы
Сообщений: 241
Репутация: 0
Статус: Offline
ПАМЯТЬ И ЗАБВЕНИЕ

Несовершенство души человеческой проявляется в том, что она забывает важное и помнит суетное. Забывает то, что не надо забывать, и помнит то, что нужно забыть.
Применяя к этому известное изречение, можно было бы спрашивать всякого человека: «Скажи мне, что ты забываешь и что ты помнишь и я тебе скажу — кто ты».
Начнем же спрашивать самих себя, что мы, люди, а особенно мы верующие, помним и что забываем. Помним ли мы всегда о Том, Кто дал нам жизнь? Не забывает ли наша душа Бога? Сильна ли, глубока ли живительна ли наша память об этой истине о реальности высочайшей? Помним ли мы то, что Сотворивший нас всегда с нами пребывает, хотя мы и не всегда бываем с Ним? Помним ли мы, что Дух Святой проникает во все наши помыслы, читает наши мысли и судит намерения? Помним ли мы, что Живой Христос, пребывающий в мире, есть величайшая Святыня, Чистота, Правда и Любовь? Удержала ли наша память Его Заповеди и законы, которые дал Господь для нашей жизни и ее спасения в вечности? Остаются ли в нашей душе слова Христовы, слова такой силы любви и доверия к нам, что Он называет нас детьми и братьями, а не наемниками, а тем более — не врагами своими, хотя мы, делая зло, более похожи на Его врагов. Помним ли мы, что Слово Божие вочеловечилось и стало рядом с нами, заговорило на нашем языке и научило нас видеть в себе и в других внутреннего, духовного, человека — друга Богу? И еще, помним ли, как был отвергнут Христос, как мало было у Него защитников, как не нашлось Ему места на земле ни в первую Его земную, ни в последнюю Его минуту? Но, словно молния, «блистаю-щая от востока до запада», чудно, таинственно, неопровержимо воскрес Христос, встал из Своего гроба и явился ближайшим ученикам, 12-ти, и 70-ти, и пятистам, и — Его, Воскресшего, узнавали, и — Он давал безмерную надежду людям; как Он после взошел на небо, скрылся в невидимый мир, чтобы стать еще ближе к каждой душе на земле, еще совершеннее встать у порога каждого человеческого дома... Помним ли мы, что ангелы и духи святых окружают людей и особенно близки к призывающим их?
Сохраняет ли наша память, где бы мы ни были, ту истину, что земная, краткая наша жизнь всегда лишь на волосок отстоит на земле от великого незримого мира, и каждую минуту мы можем быть позваны в другой мир, на последний суд Правды Небесной?.. Помним ли это всегда, а особенно тогда, когда давящая душу тяжесть входит в нас и какой-то внутренний голос шепчет льстивые, темные слова, и наша душа начинает колебаться и склоняться ко злу? Помним ли мы тогда о Боге, взываем ли к Богу? Помним ли мы, после своего греха, что Милостив Господь и дал нам путь восстановления духовного в покаянии. Помним ли мы, в минуты уныния, что Господь Долготерпелив, а в минуту искушения злом — что Господь Праведен? И, глядя на окружающих нас людей, помним ли мы, что наш Господь — есть и их Господь; наш Небесный Отец есть и их Отец; их Судья и наш Судья? Помним ли мы, что оправдывается или осуждается человек только «от дел своих», но что «без веры невозможно угодить Богу»?.. Такие духовные сокровища истины и бессмертия может хранить наша память, наша жизнь. Хранит ли она это сияние? Блажен тот, который знает истину Божественной любви к нам. Ни на что другое не умея надеяться, он надеется на Любовь Божью и живет любовью Господа своего.
Не о всем, а о самом главном я спросил человеческую совесть и память. И теперь я хочу допросить человеческое забвение.
Забвение, поглотило ли ты все обиды моей жизни, все горести и все боли, все страхи жизни? Поглотило ли ты, забвение, суету прошедшей жизни, все ее ничтожные переживания, недоразумения, пустые слова, ненужные споры и волнения?.. Лишь на поле, очищенном забвением суеты, вырастает мудрость.
Забвение смелое, ты, как вода чистого родника, уносишь прах земли и топишь его в себе, не теряя своей сверкающей чистоты. И человеком может быть лишь тот, кто мудро забывает себя, помня о Боге и Его правде.
Святым забвением своим и светлой памятью мы входим в настоящую жизнь.
 
Форум » Основной » Книжный клуб » Архиеп Иоанн (Шаховской). "Московский разговор о бессмертии" (Нью-Иорк, 1972)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Контент: VVK; Скриптинг: SCAD's Design & Develop - 2017