Сайт Виталия Коваленко

Главная | Регистрация | Вход
Суббота, 21.04.2018, 20:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
На сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Историософские заметки

3. Кругооборот локальных историй
14.07.2013, 18:58

Ряд философов и историков оспаривают  взгляд на исторический процесс как на линейное поступательное движение, в котором все народы с разной скоростью идут в одном направлении, к единой цели. По их мнению, история - циклическое развитие отдельных локальных человеческих общностей, взаимодействующих друг с другом.

В европейской философии предтечей такого подхода считается итальянский ученый Джамбатиста Вико (1668-1744 гг.). Широкую известность ему принесла книга «Основания новой науки об общей природе наций», которая вышла в свет в 1725 году. С точки зрения Вико, в истории выделяются три исторические эпохи, которые условно можно назвать Веком богов, Веком героев, Веком людей. Им соответствуют три вида нравов, три типа правления, три типа права, три вида суда, три вида языков.

Вико также высказывает мысль  о «круговороте» культур как циклическом процессе.  Общество в целом движется от самых темных времен к временам просвещенным. Но,  достигая высшей точки в своем развитии, оно  откатывается назад. Для Вико гибель любой культуры предопределена, как предопределено и ее последующее возвышение. Подобных циклов может быть бесчисленное множество. Справедливости ради, следует отметить, что похожие представления высказывались задолго до Вико мыслителями античного мира и Востока.

В современной историософии циклический подход впервые был четко и аргументированно изложен в книге Николая Яковлевича Данилевского (1822-1885 гг.) «Россия и Европа» (1871 г.). Дальнейшее развитие в европейской науке получил в двухтомном труде Освальда Шпенглера (1880-1936 гг.) «Закат Европы» (1918, 1922 гг.). Всестороннее, глубокое и обстоятельное изложение указанный подход был реализован в 12-томном сочинении Арнольда Джозефа Тойнби (1889 – 1975 гг.) «A study of history», на русском языке выходивший в виде сборников «Постижение истории» и «Исследование истории».

Кратко суть «кругооборота» локальных сообществ (культур, культурно-исторических типов, цивилизаций и т.п.) можно изложить следующим образом: Единое человечество и его история - абстракция. Их либо уже нет, либо еще нет. Вся обозримая история – кругооборот локальных сообществ,  «отдельных человечеств на своей территории», подчиняющихся 2-тактному циклу рождения и смерти, имеющих определенное время жизни и проходящих фазы рождения, зрелости, заката и распада, свои древность, средние века и новое время.

Николай Яковлевич Данилевский - «Россия и Европа».

Событием, подтолкнувшим автора к написанию книги, стал акт агрессии против Дании со стороны двух мощных европейских держав – Пруссии и Австро-Венгрии.  Вот как воспринял это событие Данилевский:

«В 1864 году Пруссия и Австрия, два первоклассные государства, имевшие в совокупности около 60 000 000 жителей и могущие располагать чуть не миллионной армией, нападают на Данию - одно из самых маленьких государств Европы, населенное двумя с половиной миллионами жителей, не более, - государство не воинственное, просвещенное, либеральное и гуманное в высшей степени.

Они отнимают у этого государства две области с двумя пятыми общего числа его подданных, - две области, неразрывная связь которых с этим государством была утверждена не далее тринадцати лет тому назад Лондонским трактатом, подписанным  в  числе  прочих  держав  и  обеими  нападающими державами.

И это прямое нарушение договора, эта обида слабого сильным не возбуждают ничьего  противодействия. Ни оскорбление нравственного  чувства, ни нарушение так называемого политического равновесия не возбуждают негодования  Европы, ни ее общественного  мнения, ни ее правительств… - и раздел Дании спокойно совершается».

Равнодушие Европы к произошедшему кажется для Данилевского поразительным на фоне ее реакции на события недавнего прошлого, связанные с передачей турецким султаном права контроля над христианскими святынями Палестины, входившей в состав Османской империи, от православных христиан к католикам: «Россия, государство, также  причисляемое к политической системе европейских государств… оскорбляется в самых  священных своих  интересах (в  интересах религиозных) Турцией - государством… тогда еще не включенным в политическую систему Европы… От Турции требуется только, чтобы она ясно и положительно подтвердила обязательство не нарушать религиозных интересов большинства своих же  собственных  подданных, - обязательство  не  новое  какое-либо, а уже восемьдесят лет тому назад торжественно данное в  Кючук-Кайнарджийском  мирном  договоре. 

И  что  же! Это справедливое требование, каковым  признало  его  дипломатическое собрание первостепенных государств Европы, религиозные и другие интересы миллионов христиан, ставятся ни во что; варварское же государство превращается в глазах Европы в палладиум цивилизации и свободы. В 1854 году… Англия и Франция объявляют войну России, в войну вовлекается Сардиния, Австрия принимает угрожающее положение, и, наконец, вся Европа грозит войной, если Россия не примет предложенных  ей  невыгодных  условий  мира. Так  действуют правительства Европы; общественное же ее мнение еще более враждебно…

Откуда же это равнодушие к гуманной, либеральной Дании и эта симпатия к варварской, деспотической Турции, это  совершенное  неуважение  к  самым  законным требованиям России?... Это не какая-нибудь случайность, не журнальная выходка, не задор какой-нибудь партии, а коллективное дипломатическое действие всей Европы, то есть такое обнаружение общего настроения, которое менее всякого другого подвержено влиянию страсти,  необдуманного мгновенного увлечения...».

Почему же Европа так враждебна России? Почему эта враждебность к России выказывается везде, всегда, постоянно - словом и делом? Вместо дружбы, постоянно предлагаемой европейцам, «Россия встречает общую дружную ненависть и вражду». Враждебность эта, приходит к выводу Данилевский после глубокого и всестороннего анализа возможных объективных и субъективных причин, «кроется  в  глубокой  розни,  существующей между мирами Славянским  и  Германо-Романским, - розни, которая  проникает до самых оснований общего  плана развития всемирной истории».

«Нам необходимо, следовательно, отрешиться от мысли о какой бы то ни было солидарности с европейскими интересами, о какой бы то ни было связи с той или другой политической комбинацией европейских держав и прежде всего приобрести совершенную свободу действия, полную возможность соединяться с каждым  европейским  государством  под  единственным условием, чтобы такой союз был нам выгоден».

Анализ отношений Европы и России приводит Н.Я. Данилевского к более широкому выводу о том, что человечество - «отвлеченное понятие, лишенное всякого действительного значения». Он оспаривает общепринятые его деления - географическое (по частям света) и историческое (древняя, средняя и новая история). В качестве действительных носителей исторической жизни Данилевский выдвигает несколько обособленных человеческих сообществ, которые обозначает термином «культурно-исторические типы» (цивилизации). В их число он включает:

1) Египетский;

2) Китайский;

3) Ассирийско-вавилонский (финикийский, древнесемитский);

4) Индийский;

5) Иранский;

6) Еврейский;

7) Греческий;

8) Римский;

9) Аравийский;

10) Германо-романский, европейский.

К ним можно добавить два американских (мексиканский и перуанский), погибших насильственной смертью. Рождается новый – славянский, ядром которого является Россия.

Данилевский выделил общие черты, принадлежащие культурно-историческим типам (цивилизациям) - законы культурно-исторического движения:

1) Всякое племя или семейство народов, характеризующееся отдельным языком, составляет самобытный культурно-исторический тип, если оно по своим духовным задаткам способно к историческому развитию и уже вышло из младенчества.

2) Чтобы цивилизация могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы народы, принадлежащие к тому или иному культурно-историческому типу, пользовались политической независимостью.

3) Начала цивилизаций одного типа не передается народам другого типа, каждый тип вырабатывает их для себя.

4) Цивилизация достигает расцвета только при разнообразии этнографических элементов.

5) Период роста может быть сколь угодно продолжителен, тогда как период расцвета относительно короток и, по аналогии с растениями, «истощает раз и навсегда их жизненную силу».

Данилевский выделяет три основных формы взаимодействия культурно-исторических типов:

1) Пересадка (колонизация) - политическая или религиозная экспансия развитых государств. Предлагает повсеместное распространение единственной формы цивилизации любыми средствами и методами.

2) Прививка (ассимиляция) - форма воздействия одного народа на другой, которая без учета культурной особенности создает условия для использования народа.

3) Удобрение - плодотворное воздействие развитой цивилизации на только еще складывающийся народ.

 

Признавая человечество за пустую абстракцию, Данилевский видит в культурно-историческом типе высшее и окончательное выражение социального единства. «Если та группа, которой мы придаем название культурно-исторического типа, и не есть абсолютно высшая, то она во всяком случае высшая из всех тех, интересы которых могут быть сознательными для человека, и составляет, следовательно, последний предел, до которого может и должно простираться подчинение низших интересов высшим, пожертвование частных целей общим».

«Интерес человечества» есть бессмысленное выражение для человека, тогда как слово «европейский интерес» не есть пустое слово для француза, немца, англичанина. Точно также для русского и всякого другого славянина «идея славянства должна быть высшею идеей».

 

Освальд Шпенглер - «Закат Европы»

 

Первый том фундаментального труда, работа над которым длилась более шести лет, вышел в Берлине, столице империи, шедшей к своему краху, в мае 1918 года.  Книга стала подлинной сенсацией, ее первый тираж был раскуплен моментально. Из безвестного отставного школьного учителя Освальд Шпенглер в мгновение ока превратился во всемирно-известного философа.  В 1921 - 1925 годах только в Германии вышло 35 работ о нём и его книге.

В сенсационном успехе «Заката Европы» несомненно сыграл важную подход Шпенглера к истории, в корне отличавшийся от господствовавшего в то время рационализма. Он выступает  резким критиком принципа историзма и линейной направленности истории. Методология автора «Заката Европы» включает в себя следующие постулаты:  

1. Непостижимость истории.

Шпенглер исходит из того, что мир вообще непостижим до конца. Реальный мир – «мир в себе» (ноумен). Мир видимый нами - это всего лишь гештальт - образ реального мира. В истории между событиями и фактами бессмысленно искать причинно-следственную связь. День не есть причина ночи. Юность не есть причина старости. Цветок не есть причина плода. Отличие науки от истории состоит в том, что научная система покоится на истинах, историческая - на фактах. Но истины вытекают одна из другой, факты же просто следуют друг за другом.

Если в природе правит закон, то в истории царит судьба. Поскольку нет законов истории, то нет и не может быть науки истории. Поэтому для историков уместно лишь установление и описание исторических фактов, которые являются символами, за которыми стоит непостижимое.  

2. Повторяемость истории.

В истории нет законов, но есть повторяемость. Она позволяет говорить о наличии в ней некоего смысла. Число форм всемирно-исторических явлений ограниченно. Войны, эпохи, обстоятельства, личности  повторяются по своему типу. «Едва ли когда-нибудь обсуждали поведение Наполеона, не косясь при этом на Цезаря и Александра. Якобинцы сравнивали себя с римскими защитниками республики, а большевики с якобинцами. Флоренция - Афины, Будда - Христос, первоначальное христианство и современный социализм, римские финансовые магнаты времен Цезаря и янки…».

3. Отрицание всемирно – исторического подхода.  

Исходя из этого постулата, Шпенглер отбрасывает устоявшееся деление истории на древний мир, средние века и новое время как «невероятно скудную и бессмысленную» схему, а также  отказывается считать Европу эталоном для измерения исторического процесса. Господствующую схему Всемирной истории  он назвал «птолемеевской», ибо в ней культуры «скромнейшим образом» вращаются вокруг европейской, как центра «исторической Вселенной».

«Эта схема  исчерпывает свое влияние. Приращение исторического материала превращает ее в необозримый хаос. Каждый ослепший вконец историк знает и чувствует это, и лишь из страха утонуть держится единственно известной ему схемы». Ее нужно заменить на «коперниковскую»,  в которой все культуры, включая европейскую, имеют одинаково важное значение в картине мироздания. «Наблюдая за живой природой, мы видим, что она распадается на организмы, характерные особенности которых окрашены свойствами рода, к которому они принадлежат. Культуры также есть организмы, которые можно группировать по родам. Так называемая «Всемирная история – сумма биографий этих организмов».

 

Культура и цивилизация.

Ссылка на полный текст лекции в комментарии

Категория: Историософские заметки | Добавил: Виталий
Просмотров: 380 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • SCAD's Design & Develop - создание ПК и веб-приложений
  • Speedtest
  • Византийская держава
  • Севастопольский ПУ
  • Контент: VVK; Скриптинг: SCAD's Design & Develop - 2018