Сайт Виталия Коваленко

Главная | Регистрация | Вход
Суббота, 15.12.2018, 03:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
На сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи

Католики Севастополя: след в истории

Католики Севастополя: след в истории.

 

События, произошедшие в середине XI века, привели в итоге к разделению единой Церкви на Восточную и Западную, Православную и Католическую. Сейчас можно утверждать, что в основе этих печальных событий лежали прежде всего политические  причины. За истекшее тысячелетие существенно углубились как существовавшие ранее, так и вновь возникшие  несогласия по отдельным вопросам  вероучения и церковной практики.

Вплоть до середины XX века и православные, и католики воспринимали друг друга как еретиков, a во взаимоотношениях между Православием и Католической церковью определяющим оставалось понятие «ересь». Поэтому никакого диалога, никакого взаимодействия, никаких договорённостей о правилах сосуществования на той или иной территории не было и не быть могло. Ибо там, где ересь - нет Церкви,  нет благодати; c ересью нельзя сосуществовать, её надо искоренять и утверждать истинную христианскую веру.

Со второй половины XX века православные и католики сталкиваются с общими для них внешними вызовами, от ответа на которые зависит  настоящее и будущее не только христианства, но и всего человечества. Эти вызовы со всей остротой поставили вопрос о том, что должно выйти на первый план во взаимоотношениях – споры по богословским и экклезиологическим вопросам, подогреваемые фобиями истекшего тысячелетия?  или поиск таких форм взаимодействия,  при которых, сохраняя свою идентичность, православные и католики могли бы совместно отвечать на вызовы современности?

 

На уровне высшей иерархии пришло понимание необходимости установления такой формы взаимоотношений, которую председатель Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) определил как «стратегический альянс» между Православной и Католической Церквами. Основой его стало признание того, что обе ветви христианства сохранили апостольское преемство, что в них совершаются Таинства. Вступая в диалог, Православная Церковь отказалась от употребления термина «ересь» в отношении католичества, не снимая, однако, вопроса о наличии  существенных разногласий, существующих между православными и католиками.

Наличие диалога на высшем церковном уровне ставит вопрос о взаимоотношениях между православными и католиками на региональном уровне, особенно там, где они сосуществовали столетиями. Продолжать ли взаимные обвинения и реанимировать прежние обиды, проецируя вселенский конфликт на местные масштабы? Или же совместно помогать людям осознать важность для общего будущего традиционных христианских ценностей – целостности брака и семьи, человеческой жизни от зачатия до смерти, воспитания детей, уважения к старости, милосердия и сострадания? Совместно отстаивать права, попранные в десятилетия безбожной власти? или же биться за них в одиночку, полемизируя – кто еретик, а кто нет; кто – на своей «канонической территории», а кто – «вторгается  на чужую»….?

 

 

 

Вопрос о правильных  взаимоотношениях в современных условиях между православным большинством и католическим меньшинством  важен и для современного Севастополя, на территории которого христианство существует фактически непрерывно со времён апостольской проповеди.

О Севастополe принято говорить как о городе, основанном в 1783 году. Но история городской жизни на Гераклейском полуострове насчитывает более двух с половиной тысяч лет – oна знала взлёты и падения, расцвет и упадок, периоды запустения и возрождения. Но не было времени, когда она прерывалась бы: Херсонес, Херсон,  Симболон,  Чембало, Каламита, Инкерман – сменяющиеся во времени имена городов, чьи руины охватывает в своих границах современный Севастополь, унаследовавший от них духовный стержень,  которым вот уже две тысячи лет является христианство. И здесь вопрос о «каноничности»,  пожалуй, не имеет безоговорочно однозначного решения.

 

Первым на земле Херсонеса – Херсона – Севастополя  возвестил Евангелие апостол Андрей Первозванный,  равно чтимый западными и восточными христианами; наряду с семью священномучениками херсонскими – епископами, прибывшими по благословению патриарха Иерусалимского, здесь приняли смерть главы Римской церкви -  священномученик Климент и священноисповедник Мартин, святые для православных и католиков.  Единой, но уже раздираемой спорами между иерархами Рима и Константинополя Церкви, принадлежат  деяния свв. Кирилла (Константина) и Мефодия, тесно связанные с нашей землёй. Труд создателей славянской грамоты получил высокую оценку не только Константинопольского патриарха Фотия: Римский папa Адриан с благоговением принял из их рук мощи Климента Римского, обретенные братьями в Херсоне. Еще при единой номинально церкви, в 988 году Херсон-Корсунь стал местом крещения князя Владимира, почитаемого не только как равноапостольный Креститель Православной Руси, но и как Небесный покровитель российских и украинских католиков.  

 

Как разделить это общее наследие первого тысячелетия христианской истории?

 

Изнемогающая под натиском мусульман Византийская империя получила в 1204 году тяжелейший удар со стороны крестоносцев и распалась, утратив роль восточного форпоста христианского мира. На её бывших территориях  Православие и Католицизм вели спор за души людей – то уповая на проповедь миссионеров, то полагаясь на оружие. Не был исключением и средневековый Херсон, где двум христианским общинам пришлось сосуществовать в тесном пространстве города, подвергаемого мощному давлению со стороны беспокойных соседей – язычников и мусульман.

 

Первые сведения о католической общине  в Херсоне относятся к XIII веку. Известно, что в 1333 году здесь уже был католический собор. В июле того же года  вновь созданную епископскую кафедру возглавил монах-доминиканец Ричард Английский. Подчинялась новая епархия католическому митрополиту Боспора, архиепископу Франциско де Камерино, назначенному одновременно с Ричардом. Известно, что к этому времени оба священника уже много лет проповедовали в этих краях и даже обратили в католичество двух местных правителей, а также их подданных. 

Жизнь постепенно уходила из Херсона, перетекая в соседние города – Ямболи (Чембало, Балаклаву) и Каламиту (Инкерман). В Балаклаве, находившейся в XIVXV веках под властью генуэзцев, стоит ныне православный храм во имя Двенадцати апостолов. На камне, вмурованном в стену древнего здания, сохранилась надпись, говорящая о том, что строительство католического храма начато здесь 10 сентября 1357 г., « в управление консула и кастеляна мужа Симона де Орто».

 

B Юго-Западном Крыму католическая община продолжала существовать и в условиях господства Османской империи. Кроме потомков генуэзцев, в нее входили армяне-католики, а также многочисленные пленники из литовских и польских земель. Об их жизни  красноречиво повествуют страницы произведений послов и путешественников, побывавших в Крыму  в XVXVIII веках:  Иосафата Барбаро, Михалона Литвина, Мартина Броневского, Дортелли д’Асколи, Эвлии Челеби  и др. В католической церкви в 1578 молился М. Броневский, посол польского короля Стефана Батория к хану Мухаммед-Гирею. Она стояла на левом берегу реки Кача.

 

Приход Российской империи в Тавриду коренным образом изменил жизнь края. Уже в 1778 году, за пять лет до аннексии территории Крымского ханства, силами российского корпуса под командованием генерал-поручика Александра Суворова из Крыма были выселены более тридцати одной тысячи местных жителей-христиан: православных, католиков, григориан. На полуострове осталось буквально несколько десятков католиков, случайно избежавших депортации. Но после присоединения Крыма к России их численность на полуострове постоянно возрастала. Французы, поляки, литовцы, другие подданные империи римско-католического вероисповедания расселялись в разных уголках «полуденного края». Были они и в числе первых обитателей основанного в 1783 году черноморской твердыни Российской империи – Севастополя. Политика веротерпимости, провозглашённая Екатериной II открывала для них самые широкие возможности во всех сферах государственной и общественной жизни.

 

 

Большое число католиков, особенно среди нижних чинов и мастеровых, поставило на повестку дня возведение в городе католического храма. Уже в 1837 году император Николай I утвердил план города, на котором было обозначено место для её постройки. Впоследствии была утверждена смета на сооружение в Севастополе Римско-католической церкви на 900 человек.

Строительство храма прервала Крымская война, а упадок городской жизни в первые десятилетия после Крымской войны, не позволял вернуться к этому вопросу. Регулярное католическое богослужение было возобновлено в каплице во имя непорочного зачатия Божьей Матери, оборудованной в частном доме, принадлежавшем отставному матросу Петру Кухарскому. Быстрое развитие города с середины 70-х годов XIX века привело к росту численности католической общины. На осень 1912 года она насчитывала 3389 человек.

 

Hемало католиков было cреди граждан Севастополя, и они играли весомую роль в жизни города, флота, да и страны  в целом. Некоторых из них хотелось бы упомянуть отдельно.

 

Одним из наиболее известным из них стал впоследствии Карл (Николай) Казимирович Костюшко-Валюжинич. Родившийся и выросший в Житомире, он подчеркивал впоследствии: «Не скрываю своей литовской национальности и римско-католического вероисповедания». Получив среднее образование в родном городе, Костюшко-Валюжинич перебирается в Петербург, где учился и работал. Лишившись из-за болезни правого легкого, он перебирается на юг, в Севастополь. Здесь работает товарищем председателя Севастопольского городского банка. Блестящие характеристики начальства и отзывы сослуживцев позволили Карлу Казимировичу занять должность, на которую претендовали многие известные в то время историки и краеведы. С 1888  года до самой кончины, последовавшей 14 декабря 1907 года, он возглавлял археологические раскопки в Херсонесе, представляя в нашем городе столичную Археологическую комиссию. В 1892 году Костюшко-Валюжинич основывает Херсонесский музей «местных древностей», впоследствии всемирно-известный.

 

При жизни К.О. Мисинского в начале XX века, его имя было хорошо знакомо в Севастополе не только всем местным жителям, но и гостям города. В 1895 году он открыл на При­морском бульваре знаменитую «Варшавскую» кондитерскую. Благодаря своей популярности он представляет владельцев севастопольских ремесленных мастерских на губернском съезде во время избирательной кампании во Вторую государственную думу (1907 год). Также и Викентий Генрихович Зембовский, «ревностный католик, член Севастопольского Римско-католического общества», присутствовал на этом съезде - как выборщик от севастопольских купцов, владелец крупного писчебумажного и галантерейного магазина, располагавшегося по адресу Проспект Нахимова 38.

 

Весьма известной личностью являлся контр-адмирал Генрих Фаддеевич Цывинский, младший флагман Черноморского флота, в 1906-1908 г. командующий Отдельным практическим отрядом Черного моря. Он избрал стезю военного моряка, и сочетал ее с научной и дипломатической деятельностью и поэтому и был известен в более узком кругу. Родился он в 1855 году в городе Вильно, в дворянской католической семье; командовал кораблями различного класса, неоднократно участвовал в кругосветных плаваниях; в 1881 г. защитил диссертацию на тему «Исследование вторичных свинцовых электроэлементов французского физика Планте»; о время службы на Дальнем Востоке удостоился награды японского императора - ордена «Восходящего солнца и Священного сокровища».

В 1895 он году выполнил секретную миссию на Босфоре. Прибыв в Турцию под видом туриста, Цывинский составил подробный план зоны проливов, сопроводив его детальными фотографиями. Затем Япония, Англия и вновь Россия. На четыре года судьба связала Генриха Фаддеевича с Севастополем. Его впечатления о городе отражены в мемуарах «50 лет в Императорском флоте» (Рига: Ориент, 1926).

Подняв флаг командующего Отдельным практическим отрядом на броненосце «Святой Пантелеймон» (бывший «Потемкин»), контр-адмирал Цывинский со всем рвением занимается созданием и отработкой принципиально новых методов артиллерийской стрельбы. Усиленными тренировками и непрерывными плановыми стрельбами он отвле­кал офицеров от береговых соблазнов, а матросов – от опасно­стей революционной пропаганды. «Усвоив обычай английских капитанов, – вспоминал  Генрих Фаддеевич, –возвращаться на ночь всегда на свой корабль, я за два года командования эскадрой ни  разу не ночевал на берегу. Офицеры, зная, что адмирал может ночью приехать внезапно на их корабль для производства тревоги (что по временам я и делал), возвращались ночевать на свои корабли... Морские дамы сильно на меня дулись и называли меня «строгий адмирал». 

Деятельность Цывинского скоро дала впечатляющие результаты: к началу июля 1908 года эскадра легко дер­жала ход 13,5 узлов ( узел – 1.852 км\час) вместо 8,5 узлов годом ранее. Рулевые вели корабли «по нитке» и весь отряд к восторгу зрителей на полной скорости входил в 60-метровые ворота боно-сетевого заграждения, перекрывавшего вход в Севастопольскую бухту. Прослышав о замечательных успехах Черноморского отря­да в стрельбе, в Севастополь зачастили иностранные военно-морские атта­ше. В то время  предельной дистанцией стрель­бы в море считалось расстояния свыше 45 кабельтовых (около 8,5 километров). Эскадра же под командованием Цывинского на их глазах уничтожала движущуюся цель на даль­ности 90 кабельтовых с двумя пристрелками за 17 минут. Спустя некоторое время черноморские артиллеристы успешно стреляли на дистанци­ях до 110 кабельтовых.

В 1910 году Цывинского назначили на долж­ность Главного инспектора минного дела и произве­ли в вице-адмиралы. Его активная деятельность по оснащению минно-торпедным ору­жием новых эскадренных миноносцев и подводных лодок и повсе­местному внедрению в боевые средства флота радиосвязи, не всем нравилась. Внезапно, в ноябре 1911 года 56-летний вице-адмирал, никогда и ничем не болевший, был уволен  в отставку «по болезни».

Верно служа империи, Г.Ф. Цывинский отдал ей не только свой талант и энергию, но и двух сыновей, пошедших по стопам отца. Старший сын его, мичман Евгений Цывинский погиб 15 мая 1905 года в Цусимском сражении, командуя башней 152-мм орудий на броненосце «Бородино».

Его младший брат, мичман Владимир Цывинский, инженер-путеец, строил Китайско-Восточную железную дорогу, a нашел покой на дне Балтийского моря вместе со всем экипажем  крейсера «Паллада», потопленного 11октября 1914 года немецкой подводной лодкой «U-26».

Сам же Генрих Фаддеевич в годы гражданской войны покинул советскую Россию и вернулся в родной Вильно-Вильнюс.

 

Не нашлось места при новом строе и известному в Севастополе окулисту доктору медицины Вацлаву Донатовичу Шредеру. Военный врач, он входил в состав санитарного совета Городской думы, а с января1918 года возглавлял Морской госпиталь и одновременно выполнял обязанности санитарного инспектора порта. Спустя два года покинул Севастополь и уехал в Польшу.

 

Рассказ о других известных в дореволюционном Севастополе католиках можно продолжать и продолжать. Общим для них была не только конфессиональная принадлежность, но многолетняя мечта – обрести свой храм.

 

 

 

10 декабря 1905 года, в субботу севастопольская газета «Крымский вестник» за номером 284 сообщила в разделе «Хроника»: «Нижний этаж строящегося на Новосельцевой площади здания римско-католического костела уже закончен и туда в настоящее время перешла римско-католическая каплица, помещавшаяся ранее в доме Баланчука в Таврическом переулке». Еще долгих шесть лет, до апреля 1911 ждали прихожане окончания строительства.

Первая служба по его завершении последовала за трагедией, потрясшей весь город.

 

18 апреля в 7 часов вечера в авиационной катастрофе на Куликовом поле погиб инструктор Севастопольской авиационной школы штабс-капитан Бронислав Витольдович Матыевич-Мациевич, один из первых военных летчиков России. Первым в истории авиации oн совершил полет  над морем с уста­новленным на аэроплане компасом.

Уроженец Житомира, он в 1904 году  закончил Николаевское инженерное училище, за отличие в русско-японской войне 1904-1905 годов награжден  орденом Станислава III степени; в 1910 году закончил во Франции авиационную школу «Блерио»; в Севастопольской авиационной школе – с момента ее основания.

 

В тот трагический вечер вместе со штабс-капитаном Матыевичем-Мациевичем погиб и его брат, мичман эскадренного миноносца «Мощный» Станислав. 20 апреля тела братьев были перевезены из часовни морского госпиталя в только что достроенный костел. За гробами шли тысячи людей, провожавших первого летчика, погибшего в Севастополе. Молебен отслужил капеллан войск Одесского военного округа ксендз Франц Антонович Козловский. На траурной церемонии присутствовала сестра погибших Анна Витольдовна. По завершении тела братьев Матыевичей-Мациевичей были отправлены с вокзала для погребения на родину в Волынскую губернию.

 

 

На протяжении нескольких десятилетий костел на улице Католической (ныне Шмидта) соединял прихожан и в дни праздников, и в дни трагических событий. После разгрома католической общины в годы воинствующего безбожия, храм приспособили для иных целей. Наверное, никто из тех, кто возносил в костеле молитвы к единому для всех Богу, не думал, что в алтаре разместят когда-нибудь места общественного пользования. Иначе они просили бы, чтобы Господь был милостив в будущем ко всем тем, кто «не ведает, что творит».

 

Украинское государство, провозгласившее свой суверенитет в 1991 году, неоднократно принимало решение о возвращении верующим отнятых у них в годы воинствующего атеизма храмов. Возобновлены богослужения в дореволюционных православных церквях и соборах, к сожалению не во всех, строятся новые в различных районах города. Но католики Севастополя по-прежнему в свои главные праздники в любую погоду стоят перед своим бывшим костёлом, надеясь, что наступит день, когда в нем снова будет отслужена месса.

 

 

 

Как православный христианин,  я считаю, храмы и святыни должны быть возвращены всем верующим, в том числе и тем, в отношении которых откровенно попираются состоявшиеся на высшем уровне решения государственной власти. Память о земляках-католиках, внёсших свой вклад в историю и известность нашего города, обязывает нас руководствоваться не конфессиональными предпочтениями, но словами Спасителя: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой» (Мф. 7:12)

 

Коваленко Виталий Васильевич, кандидат исторических наук.

10 июня 2011 года

"Слава Севастополя" 8 июля 2011 года.

Категория: Статьи | Добавил: Виталий (15.06.2011)
Просмотров: 1725 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
1 JoypereurbJet  
Кто и где отредактировать этим летом в отпуске , часть нужной информации.

2 Виталий  
Можно отправить свои предложения по редактированию материала личным сообщением, либо по электронной почте. Буду очень признателен!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • SCAD's Design & Develop - создание ПК и веб-приложений
  • Speedtest
  • Византийская держава
  • Севастопольский ПУ
  • Контент: VVK; Скриптинг: SCAD's Design & Develop - 2018