Сайт Виталия Коваленко

Главная | Регистрация | Вход
Пятница, 23.02.2018, 21:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
На сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи

Отечественный опыт борьбы с беспризорностью

Отечественный опыт борьбы с беспризорностью.

Любую проблему можно решать двумя путями: идя от частного к общему и, наоборот, от общего к частному.  Несомненно – беспризорность есть следствие. Можно и нужно бороться с ней непосредственно, но подлинное преодоление этого явления можно лишь на пути устранения причин. Из советского прошлого мы продолжаем нести уверенность в том, что беспризорность есть результат экономических и социальных факторов. Но, по моему глубокому убеждению, социально-экономический кризис сам является следствием глубочайшего духовно-нравственного кризиса, начало которого отдалено от наших дней на десятилетия. Преодоление его –  стратегический путь для решения остальных проблем, в том числе и беспризорности, тем более, что он не требует недоступных нашему обществу капиталовложений.

С позиций  духовно-нравственных я хотел бы выделить в отечественном опыте борьбы с беспризорностью два периода.

Дореволюционный. Духовно-нравственный стержень всей жизни общества – религиозное, для большинства населения  православное, мировоззрение. Основным социальным институтом, формировавшим личность, была Православная церковь. Основа духовно-нравственного воспитания заключалась двух заповедях Христа – любви к Богу и любви к ближнему своему. Ими пронизан первый дошедший до нас отечественный педагогический труд - «Поучение»  Владимира Мономаха. Ключевая фраза в нем: «Прежде всего, Бога ради и души своей, страх  имейте Божий в сердце своём...». Нам, выросшим в атеистической стране, подчас просто невозможно представить, как потрясали душу православного человека библейские откровения о смысле жизни, преодолении смерти, посмертном существовании.

Каждый христианин, для которого смысл земной жизни заключался в спасении души для жизни вечной, многократно переживал в душе слова Евангелия от Матфея:  «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и от­делит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторо­ну, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по пра­вую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, вы приняли Меня;  был наг, и вы одели Меня; был болен,  вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ:! Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в  темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно го­ворю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Госпо­ди! когда мы видели Тебя алчущим, или жаж­дущим, или странником, или нагим, или боль­ным, или в темнице, и не послужили Тебе?  Тогда скажет им в ответ: истинно гово­рю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а правед­ники в жизнь вечную» (Мф., гл. 25; 31-44).

Беспризорность тогда, в подавляющей своей части, была следствием круглого сиротства. Пока у ребёнка, потерявшего отца и мать, были родственники, они занимались его воспитанием. Призреть сироту было их религиозно-нравственным долгом. В противном случае, они испытывали  не угрызения совести, но и подвергались осуждению со стороны общества. Не будем идеализировать ситуацию, брошенные, в основном незаконнорождённые, дети были, но они составляли подавляющее меньшинство среди сирот. В силу этого само явление беспризорности было исключительным. Основным социальным институтом, занимавшихся их проблемами была Церковь, в христианском понимании представляющая собой единство всех верующих, а не только чёрное и белое духовенство, как мы привыкли считать.

Следует помнить, что в России церковь не была отделена от государства и забота о сиротах и беспризорных детях проявлялась в их совместных усилиях.  С середины XVII  века эту функцию осуществлял Приказ общественного призрения, совместное детище патриарха Никона и царя Алексея Михайловича, «ведавший делами «сирот и убогих», а также детей сирот. Приюты при монастырях. Пост, молитва, труд, овладение грамотой через чтение священных книг – вот главные направления развития беспризорной личности. Эффективность воспитательных усилий определялось тем. что воспитатель находился рядом, пребывая в тех же трудах. Воспитанник знал также, что он не сирота, ибо у него, как и всех окружающих его, есть Тот, к кому он может в любую минуту обратиться со словами «Отче наш...».

При Петре Первом, чью религиозную самоидентификацию трудно назвать православной,  была закрыта примерно треть монастырей и возникла проблема нищих детей-бродяжек. Уповая,  как и в других вопросах, на полезность насилия, царь издал приказ, предписывающий «малолетних и нищих ребят, бив батоги, посылать к ... мануфактурам». Также детей отдавали на воспитание людям, а достигших десяти лет - в матросы.

При Екатерине II система призрения детей-сирот, получив дальнейшее развитие, была «очеловечена». Для детей сирот, оставшихся без надзора, создавались закрытые учреждения, в которых осуществлялось обучение и воспитание по трём направлениям: физическое, нравственное и умственное. Центральным было нравственное воспитание, религиозное, точнее православное, в основе, посему правильнее называемое религиозно-нравственным.

Считалось, что если от природы ребёнок не обладает способностями, то никакими стараниями воспитателей с ним ничего не сделают. Поэтому предписывалось делит воспитанников на три категории: «тех, кто очевидно отличаются в науках и художествах; тех (большинство), из которых можно сделать ремесленников и рукодельников; и тех, кои понятия тупы, а посему готовить из них простых работников». Детей первой категории направляли по окончании обучения в Московский университет, а девочек в мещанское отделение Смольного института благородных девиц. На содержание сирот средства выделяли государство и церковь, широко было развита благотворительность, пример которой подавали первые лица государства.

Выдающаяся роль в в развитии образования и социального воспитания в дореволюционное время сыграл К.Д. Ушинский (1823 – 1871). В его трудах детально разработана система православного духовно-нравственного развития.  С его  точки  зрения воспитание ребёнка достигает успеха лишь тогда, когда на него в равной мере влияют церковь, семья и школа. Церковь занимает ведущее место, и роль её ещё более возрастает в условиях отсутствия нормальной семьи.

Необходимо обратить внимание на масштабы такого социального как беспризорность в рассматриваемом периоде нашей истории. На первое января 1911 года в 438 приютах находилось 14 439 детей дошкольного и раннего школьного возраста на 180 млн подданных Российской империи. В годы Первой мировой войны, и, особенно гражданской, количество детей сирот стремительно возрастало. В 1921 году только в Российской федерации было 4,5 миллиона беспризорных детей. Заниматься  ими пришлось новому государству, отделившему себя от церкви и стоящему на  фундаменте воинствующего атеизма.

2. Советский период. Не следует, на мой взгляд, считать советское общество без религиозным. Сильна была инерция многовековой духовной жизни народа. В годы Великой Отечественной войны наблюдался своеобразный религиозный ренессанс. Вспомним первые слова знаменитого обращения к народу бывшего семинариста Сталина – «братья и сестры...».  Не иначе как чудом можно объяснить то, что по приказу руководства страны, два с половиной десятилетия уничтожавшего церковь, с началом войны были открыты 22 тысячи храмов.

Коммунистическое мировоззрение, жёстко внедряемое в жизнь, было атеистическим по содержанию, но культовым по форме. В нем имелись свои пророки, священное писание, не подлежащее сомнению, служители культа и дома молитвы (политпросвещения), соборы – съезды партии. Коммунистическая система  ценностей включала и такие, что совпадали с раннехристианскими: отрицание частной собственности, коллективизм, готовность пострадать за идеалы и т.п. Вершиной советской морали можно считать нормы Морального кодекса строителя коммунизма. Следование им контролировалось государством, партией, системой общественных организаций, прежде всего комсомолом. На нравственное воспитание работала как школа, так и другие учреждения образования. Ценное педагогическое наследие оставили нам А.С. Макаренко, В. А. Сухомлинский.

Страх Божий, существовавший в душе человека  ранее, уступал место подчинению внешним по отношению к человеку воздействиям. Их главное направление – воспитание нового человека, честного, инициативного и добросовестного труженика, коллективиста, высокоморального и высокообразованного, умеющего ценить прекрасное в жизни и искусстве, духовного в атеистическом смысле этого слова. На это работала как школа в целом, так и учреждения, приютившие детей, оставшихся беспризорными – детские дома., суворовские и нахимовские училища и т.д.  Особенность сиротства и этого периода – в основе гибель или смерть родителей. Сиротство при живых родителях было исключением. Допустившие его оказывались в центре достаточно жёсткого давления государства и общественных структур.

По мере разложения советского государства, несоблюдения декларируемых ценностей в практике прежде всего тех, кто должен был подавать пример – то есть руководителей, шло и разложение советского общества. Те его пороки, о которых так ярко говорилось в годы перестройки, не выдумка Горбачёва и его соратников. Главная причина, на мой взгляд, заключалась в том, что снизилась эффективность воспитательного воздействия на основе социалистических ценностей.

В качестве панацеи в годы перестройки, а затем и после распада СССР, были избраны  так называемые «общечеловеческие» нормы - прежде всего, свобода личности и права человека. Переход к новым ценностям происходил на фоне стремительного утверждения рыночных отношений во всех сферах общественной жизни  - экономической, политической, культурной, образовательной в частности. Утверждая свободу и права личности, без внятного осознания человеком своей ответственности перед другими людьми,  обществом в целом, мы способствовали нарастанию того явления, о котором более ста лет назад   предупреждал известный церковный и общественный деятель митрополит Макарий, в миру Михаил Петрович Булгаков: «Общество людей без веры в Бога и бессмертие души, это почти стадо диких зверей, хотя и одарённых разумом, которые всегда готовы терзать и истреблять друг друга». Перенимая взглядом со стороны ценности западной цивилизации, протестантской её части в особенности, мерилом успешности жизни в которой среди которых со времён Жана Кальвина стало материальное благосостояние, мы забываем, что по протестантской этике благополучие материальное есть результат и  показатель угодности жизни и труда человека Богу. Мы  же преуспеяние отделили от этой угодности.

Как минимум три поколения ныне живущих сограждан воспитаны в неведении «страха Божьего». Одновременно, исчезли не только боязнь, но, к сожалению, даже и уважение к тем государственным институтам, которые должны создать внешнее по отношению к человеку формирующее нравственность воздействие. Мы вошли в ситуацию, которую предвидел писатель - пророк Достоевский. В уста Алёша Карамазова он вложил слова: «Если Бога нет, то все дозволено». Все и всем. Индивидуум формируется в условиях кризиса семьи, при отсутствии влияния церкви, от которой его оберегает государство, атеистически воспитанные родители и бабушки, знание-центрической школы, в которой нравственное воспитание отошло на второй план. Нравственная деградация общества неизбежна. Причём перед нами цветочки, ягодки впереди, когда ложно понимаемая свобода превратится всеобщую вседозволенность. Ситуация будет ухудшаться по мере ухода из активной деятельности тех людей. в котором сохранилась нравственность, сформированная в советский период истории.

Бедность часто служит для нас оправданием социальных и нравственных пороков, в том числе и такого, как забвение родительского долга. Наша беспризорность уникальна в истории человечества тем, что она развивается в условиях наличия не только родственников, но и родителей. если так можно их назвать таковыми. Осмелюсь высказать своё мнение – наша бедность есть не причина, а следствие наших нравственных язв, которые возникают от забвения тех ценностей, на которых стояло веками наше общество. Выход один – обращение к духовно-нравственному наследию.

Опыт истории говорит что свобода человека не может быть неограниченной. Высшая свобода – это свобода от порока, греха. Факторы, удерживающие поведение человека в определённых рамках, можно свести к внешним и внутренним. Внешние – воздействие государства и общества. В нацистской Германии за короткие время были ликвидированы многие социальные язвы. Путь их излечения был прост – через концлагерь. Но внешнее принуждение часто превращается в насилие. Добродетель же по насилию – не добродетель. Главное - сформировать осознанную и внутренне принятую способность к самоограничению свободы. Высшая свобода человека – это свобода от греха, обо он делает человека своим рабом.

Именно на такое воспитание всегда была направлена традиционная система воспитания человека, базирующаяся на религиозно-нравственных ценностях. Стоит вспомнить крылатую фразу Вольтера: «Если бы Бога не было, его необходимо было бы придумать» Но та Высшая, непостижимая, всеобъемлющая реальность, открывающаяся в доступном нашему пониманию мире, которая в русском языке обозначается словом Бог, существует, её не нужно придумывать. Развитие науки в XX веке с неопровержимостью подтвердило справедливость пророчества  английского мыслителя Френсиса Бэкона (1561-1626), который писал: «Малое знание удаляет от Бога, а большое приближает к нему”. В силу этого вся наша система обучения и воспитания должна стать подлинно научной.

Сегодня атеистическое обучение и воспитание, утвердившееся в  нашей стране в советский период истории, противоречит принципу научности. Атеизм с позиций науки предстаёт заблуждением, а приверженность ему – верой, вывернутой наизнанку. Научное знание, философское постижение, религиозное откровение, используя различный категорийный аппарат, рисуют по сути одну и ту же картину мира и места человека в нем.

Следует изменить и трактовку принципа светскости образования, закреплённого в нашей стране законодательно. Светскость подлинная подразумевает также проведение учебно-воспитательного процесса по государственным, а не конфессиональным стандартам. Подлинно светское образование исключает принуждение к религиозному либо атеистическому мировоззрению. Учащийся должен иметь свободу выбора между ними. Но это вовсе не означает отделения школы от религиозно-нравственных ценностей,  ибо в таком случае мы нарушаем принцип свободы совести, закреплённый в Конституции. В силу этого светский характер образования не предусматривает запрета на преподавание дисциплин с религиозным содержанием.

Будем помнить, ребёнок ищет ответ на главный для любого человека вопрос – о смысле жизни. Он волнует не только детей, живущих в семье, кстати, оставаясь и там зачастую одиноким, но и тех, кто беспризорен очевидно. Кого то устроит ответ, вытекающий из нынешнего, стихийного по сути, мировоззренческого воздействия: зарабатывать деньги, чем больше тем лучше, и тратить их на удовлетворение потребностей, формируемых рынком товаров и услуг, паразитирующем зачастую не только на слабостях. но и на пороках человека. Но такой ответ подходит не всем. Часть детей продолжит искать его в лабиринте множества мировоззренческих систем, которые стремятся заполнить духовный вакуум, образовавшийся после крушения коммунистических идеалов. Пусть никого не обольщает, что школа в этом не участвует и ничего не навязывает. Она оставляет ребёнка  один на один в его духовном поиске, не дав ему надёжных ориентиров. Не вооружив представлением, что есть добро, мы оставляем ребёнка не просто один на один со злом. Мы не даём ему ощущения, что зло – это зло, а значит и понимания того, что есть грех и стыд. В этой ситуации больше невозможно игнорировать отечественный опыт религиозно-нравственного воспитания.

Коваленко Виталий Васильевич, кандидат исторических наук.

 

25 марта 2004 года 

Категория: Статьи | Добавил: Виталий (25.01.2011)
Просмотров: 874 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
2  
Это тезисы доклада, сделанного на научно-практической конференции в городе Севастополе. Тезисы были сданы для публикации в сборнике материалов конференции. Кроме этого, они были отправлены в Киев в редакцию одного из педагогических журналов. За дальнейшей судьбой статьи я не проследил angry , так как проявляю преступное равнодушие в данном вопросе. С одним из организаторов этой конференции, которому я вверил тезисы, работаю в одном учреждении. При случае могу поинтересоваться судьбой публикаций. разумеется, если у Вас есть в этом острая необходимость. В этом случае напишите мне в личку, хорошо? С уважением, ВВК.

1  
Здравствуйте!Использую материалы Вашей статьи для доклада. Не подскажите, в каком журнале и на какой странице была опубликована Ваша статья? Нужно для списка литературы)Cпасибо!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • SCAD's Design & Develop - создание ПК и веб-приложений
  • Speedtest
  • Византийская держава
  • Севастопольский ПУ
  • Контент: VVK; Скриптинг: SCAD's Design & Develop - 2018